fur hat

Fatal Distraction - VI (окончание)

Fatal Distraction I
Fatal Distraction II
Fatal Distraction III
Fatal Distraction IV
Fatal Distraction V


Майлз Харрисон сидит в Старбаксе города Лисбурга (Вирджиния – С.Б.) и вытягивает из коробки салфетку за салфеткой, чтобы вытереть глаза.

«Я причинил столько боли своей жене,» - говорит он, - «и по какой-то удивительной доброте душевной она меня простила. И от этого мне ещё хуже. Потому что сам себя я простить не могу.»

Публичные страдания Харрисона не закончились оправдательным приговором, а продолжались ещё несколько месяцев. Его лицо вновь появилось на страницах газет после того, как Российское Министерство Иностранных Дел выразило официальный протест по поводу приговора и пригрозило закрыть российскую программу усыновления детей для американских граждан. Это был уже международный инцидент.

В течении нескольких месяцев Харрисон отказывался от интервью для этой статьи, но в начале февраля сказал, что готов.

«Я молю русских людей о прощении,» - сказал он. «В нашей стране много хороших людей, которые заслужили иметь детей, а в России много детей, которым нужны родители. Пожалуйста, не наказывайте никого за мою ошибку.»

Харрисон – католик. Через несколько недель после смерти Чейза он вернулся в местную церковь, где священник и прихожане по большей части оставили его горевать в одиночестве. Но после очередной службы священник подошёл к нему, обнял и прошептал на ухо: «Если вам что-то нужно, я здесь.»

Церковь Майлза названа в честь Святого Франциска Сальского и находится в Пёрселлвилле, штат Вирджиния. Священника звали Отец Майкл Келли. В ночь на Новый Год, когда Отец Майкл остановился на незащищённой от ветра улице после сильного дождя, чтобы подвинуть упавшее на дорогу дерево, он был убит другим падающим деревом.

Харрисон не знает, как интерпретировать это событие; в его жизни в последнее время разваливается всё, кроме, к его изумлению, его брака.

Детская комната Чейза в доме Кэрол и Майлза Харрисона остаётся нетронутой. Вокруг много фотографий ребёнка. «Иногда мы смотрим вместе на его фотографии,» - говорит Харрисон, - «и я вижу, что она плачет. Она старается, чтобы я этого не заметил, но я вижу, и испытываю такую боль, такое чувство вины...»

Харрисон знает, что им вряд ли разрешат усыновить другого ребёнка.

Он наклоняется вперёд и его голос вновь срывается на всхлипывающий фальцет, как тогда, в суде, в худший момент его стыда.

«Я лишил её материнства.»

Посетители Старбакса поворачивают головы.

«Она была бы лучшей матерью на свете.»

***

В первый раз кто-то берёт трубку, но ничего не говорит. На заднем плане слишком громко гудит телевизор.Через какое-то время раздаётся щелчок – повесили трубку. Через несколько дней он отвечает на звонок, но не приглушает телевизор. Перезвоните попозже, говорит. И только на третий раз соглашается говорить.

Вы в порядке?

«Я даже не знаю. Как-то живу, день за днём.»

У Эндрю Калпеппера безжизненно-монотонный голос, будто он находится в трансе. Он говорит короткими, обрывистыми предложениями. Это тот самый электрик отдела санитарии из города Портсмута, которому повезло. Ему, в отличие от Майлза Харрисона, не предъявили официальных обвинений. У него не возникло никаких проблем с законом.

Вы сейчас один?

«Ага.»

Она от вас ушла?

«Ага. Она страдает и вообще. Справляется с этим как умеет, я думаю.»

Вы благодарны за то, что вас не привлекли к суду?

Молчание.

Эндрю?

«Разве что из-за родителей. Мне всё равно, что сделают со мной. Ничего такого, что я сам с собой не делаю – каждый день.»

Вы уверены, что вы в порядке?

«Я стараюсь об этом не думать. Когда я об этом думаю, я становлюсь...»

Каким?

Он очень долго молчит.

«Ну вот как сейчас.»

***

Следуя своему плану по упрощению собственной жизни, Лин Балфур уволилась с работы. Скоро всё станет немного сложнее: она вновь беременна. То искусственное оплодотворение в октябре было успешным. Ребёнок должен родиться в июле.

Адвокаты Балфур подали в суд петицию о закрытии её дела и изъятии всех документов из общественного доступа. Когда подсудимого оправдывают, такие петиции обычно не встречают сопротивления – все понимают, что официально невиновный человек имеет право начать жизнь с юридически-чистого листа. Но в данном случае прокурор штата Дэйв Чапман не только возражал против подобной меры, но, что довольно необычно, лично полез в эту сравнительно мелкую юридическую битву.

На ступеньках здания суда Чапман объяснил журналистам: «Да, мы редко выступаем против 'очистки' личного дела. Но в данном случае мы поступаем именно так, потому что эти документы - единственное официальное упоминание о причине смерти абсолютно беззащитного, беспомощного ребёнка.»

Потратив пол дня на прослушивание точек зрения обеих сторон, судья согласился с прокурором, заявив, что Балфур не смогла доказать, что свободный доступ населения к её делу является «очевидным отказом в правосудии».

После этого Балфур спокойно отвечала на вопросы журналистов – как всегда. Она говорила толково, бесстрастно, неизвиняющимся голосом. Она подаст на аппеляцию. Она будет продолжать выступать перед публикой и образовывать людей, объясняя опасность оставления детей одних в машинах. И, как всегда, её голос звучал слегка холодно.

Джаретт Балфур вернулся, наконец, домой после 18-ти месяцев в Ираке, где он анализировал изъятую у бунтовщиков взрывчатку, чтобы определить, с помощью каких технологий и где она изготавливалась. Он два раза продлевал срок своей службы в Ираке, потому что счета от адвокатов продолжали расти. Джаретту 30 лет. Это высокий, стройный и поразительно красивый мужчина с рыжеватыми, зачёсанными назад волосами. Он похож на человека, идущего против сильного ветра.

Сначала, когда он только приехал, рассказывает Джаретт, всё было как-то неловко, и их отношения периодически давали сбои. Он мог сказать что-то совершенно невинное про нечто, связанное с Брэйденом, а Лин принимала это слишком близко к сердцу и реагировала так, будто он сомневался в её материнских качествах. Сейчас отношения улучшаются.

Брэйдену девять с половиной месяцев – ровно столько, сколько было Брайсу, когда он погиб. Лин снова страдает от ночных кошмаров.

Прямо перед той трагедией ей приснилось два страшных сна, которые сегодня кажутся предзнаменованиями. В одном из них она случайно утопила Брайса; в другом он умер в огне. Балфур верит, что эти сны были посланы ей Богом, чтобы приготовить к тому, что должно было произойти.

Недавно ей приснилось, что она упустила коляску Брэйдена, и та выкатилась на забитую машинами улицу. Нет, она не считает, что это тоже самое, повторение тех событий.

«Я бы второй раз этого не вынес,» - тихо говорит Джаретт.

Да, некоторая напряжённость в их отношениях присутствует. Но они над этим работают. Оба говорят, что уверены в том, что их брак выдержит.

После того, как Джаретт уходит на работу, Лин рассказывает, насколько присутствие Брэйдена помогло им выстоять. Она считает свою семью счастливой, поскольку они могут завести других детей.

«Вы можете себе представить, что такое потерять единственного ребёнка и не иметь никакой надежды завести других? Вы можете себе представить такую безысходность?»

Поэтому, говорит Лин, она приняла решение. Она всё проверила, и это будет легально. Никакое официальное лицо не сможет её остановить, потому что это подпадёт под категорию частных усыновлений. Ей понадобятся донор спермы и донор яйцеклетки - она не хочет использовать свои яйцеклетки, это было бы уж слишком лично.

Что она, собственно, пытается сказать?

Майлз и Карол Харрисон заслужили ещё одного ребёнка, медленно объясняет Балфур. Они будут замечательными родителями.

Эта женщина либо нравится вам, либо нет, причём сразу. Она резковатая, волевая и, в зависимости от вашей точки зрения, освежающе открыта или грубовато прямолинейна. Прежде всего, она решительна.

Балфур говорит, что всё уже решила. Если Майлзу и Кэрол Харрис не дадут усыновить другого малыша, если они исчерпают все свои ресурсы и по-прежнему будут бездетны, то она предложит им выносить ребёнка, в качестве подарка.

P.S. __shahaf предоставила пару ссылок на сайты, где продают мониторы:
http://www.babyalert.info/typesearch.php?hidcat=1005&uniq_rand=9d0e2b2f25a06b092af20e3fd5535445&txt_searchstring=1005&txt_from=2&%20#91

http://www.carseatmonitor.com/
ножки

Не только детская онкология!

Оригинал взят у olga_nebel в Не только детская онкология!
Я хочу ещё раз пояснить, лишним не будет.
Очень показательный разговор был с утра, когда в компании девочки сказали что-то типа "а вы слышали, детский онкоцентр хотят закрыть?"

В СМИ и вообще, в волнах распространяющейся информации такой упор делается на детей, что в сознании обычного жителя Петербурга, не особо знающего, что из себя представляет 31 больница (может, и слава Богу), проблема действительно приобретает вид "хотят переселить отделение детской онкологии". Причём, ведь и место уже им подыскали неплохое на базе 1й детской больницы, в чём трагедия-то, кроме переселения с Крестовского острова?

Я поясню, в чём трагедия.
Это просто МОЙ взгляд изнутри, как нечужого 31й больнице человека.

Представьте, что мы берём здорового человека, разрезаем его по частям, а потом аккуратненько пришиваем эти части тела к другим телам. Возможно, ещё более прекрасным и здоровым, но - разным. Как быстро они приживутся? Какой ценой? Как потом будут функционировать?

Это всего лишь слабенькая аналогия с тем, что нам грозит.

Детское онкогематологическое отделение занимает в больнице половину первого этажа. Кроме него в больнице есть два отделения взрослой гематологии, кардиология, кардиореанимация, кардиохирургическое отделение (отделение хирургии аритмий и электрокардиостимуляции (ЭКС) для взрослых и детей), неврология, терапия, гинекология, хирургия, нефрология, где проводят, в том числе, трансплантацию почек, и постоперационное отделение. Отделение гемодиализа. Также огромное количество лабораторий, отделение функциональной диагностики, рентген, КТ, МРТ, радиоизотопное отделение. И поликлиника!
И так далее, и так далее. Я пишу по памяти, поэтому более подробную информацию ищите на сайте больницы.

Забыла упомянуть ещё одно потрясающее подразделение - кафедру гастроэнтерологии МАПО, на базе которой проводятся уникальные клинические исследования. Я лично в своё время училась при этой кафедре и знаю почти всех сотрудников, как опытных, так и молодых перспективных врачей - моих бывших сокурсников.

И, конечно же, многим известное отделение переливания крови.

И все эти люди работают СООБЩА день за днём.

У них есть годами отлаженный механизм взаимодействия. Скажем, у меня (в гематологии) лежит пациент в глубокой цитопении (это значит, что у него на нуле лейкоциты - нет иммунитета, на нуле тромбоциты - высокий риск кровотечения практически из любого места в организме, и глубокая анемия; он постоянно нуждается в переливании гемокомпонентов), и тут внезапно (это часто бывает) с ним случается осложнение, требующее экстренного хирургического вмешательства. И я бегу на другой этаж к хирургам, и они не делают ВОТ ТАКИЕ глаза при виде анализа крови моего пациента, а берут и оперируют его. Потому что мы вместе работаем в этой больнице годами.

И все специалисты этой больницы знают особенности гематологических пациентов. Морфолог, которая глазами считает их анализы крови, не перепутает бластные клетки с любыми другими просто из соображений "ой чёта их слишком много".

Мы можем бодаться с реанимационными отделениями и быть (небезосновательно) друг другом недовольны, но если в три часа ночи у моего гематологического пациента есть показания к переводу в реанимацию, он будет переведён.

Если у врачей, работающих на других отделениях, вдруг возникают подозрения в отношении странноватых анализов их пациентов, они знают, как найти нас.

И у детского отделения существуют эти мощные и необходимые связи со всеми специалистами вокруг. И это я ещё молчу об оснащении и оборудовании, в которое вложено столько средств, и которое невозможно разобрать и перевезти без потерь.

Я ещё многое могу перечислять и вспоминать, но, думаю, смысл понятен.

Если вокруг детской онкогематологии поднять шумиху, а про остальные отделения забыть, мы УЖЕ начинаем разбивать на части существующий единый здоровый организм.

Понимаете, НАС ХОТЯТ РАСФОРМИРОВАТЬ ПО ЧАСТЯМ. Это значит, одному отделению предложат переехать на базу одной больницы, другому - другой. Не всех предложения устроят территориально, и многие высококлассные специалисты просто будут искать себе другую работу.

Если даже представить себе меньшее зло - переезд всей больницы целиком - это тоже огромные потери и трудности. В первую очередь для тех пациентов, кто УЖЕ сейчас проходит курс лечения и не может его прервать.

Таким образом, защищать нужно 31ю БОЛЬНИЦУ ЦЕЛИКОМ. В том виде, в котором она существует сейчас, и на том месте, на котором она сейчас расположена.

И это дело любого жителя Петербурга, вне зависимости от того, есть ли у него собственные дети с онкологическим диагнозом или нет. Это касается меня, вас, каждого, понимаете? ЛЮБОЙ житель города имеет право получить в этом стационаре высокотехнологичную помощь. И, поверьте мне, там работают такие врачи, подобных которым я не встречала больше ни в одной больнице Питера.

Так что на пикеты и митинги нужно идти (как недавно выразился Миша) ПРИМЕРНО ВСЕМ. Я не знаю, поможет ли это нам. Но я не могу себе простить, если лично я не буду сражаться до последнего.

Пожалуйста, постарайтесь распространять вокруг себя эту информацию и это настроение: акцент НЕ ТОЛЬКО на детях!


DOG

я богат, а также не покушайтесь на святое

Оригинал взят у navalny в я богат, а также не покушайтесь на святое

Патриотичный Железняк, после вчерашнего поста о том, что он, вроде, не такой и патриотичный, выдержал паузу в несколько часов и написал в своём фейсбуке душераздирающий ответ.Collapse )

Задача каждого честного человека - бороться с этими гадами, сволочами и оккупантами. Кто как может.
Это наш долг.


DOG

Верните больным детям праздник!

Оригинал взят у annabaskakova в Верните больным детям праздник!
Я не понимаю, что у некоторых людей - вместо сердца. Лед, наверное…

Во время работы в фонде "Подари жизнь" я часто бывала в НПЦ медпощи детям в Солнцево - в онкологическом отделении. Там лечатся тяжелобольные дети, которые месяцами и годами скитаются из клиники в клинику, у них практически нет обычных детских радостей. Но они не перестают быть детьми, невзирая на мучительные процедуры, на капельницы и таблетки, на монотонность больничной жизни. И все они сейчас очень ждут Нового года и волнуются: будет ли праздник? Дети, которые уже лечились в отделении раньше, уверенно говорят: "Конечно, придут Дед Мороз и Снегурочка, будут спрашивать новогодние стихи и раздавать подарки".

Они не знают, что руководство клиники запретило волонтерам фонда "Подари жизнь" провести для маленьких пациентов онкоотделения Новый год. (Кстати, клиникой руководит доверенное лицо Путина - Андрей Георгиевич Притыко). Каждый год приходил в отделение Дед Мороз, а в этом году - не разрешили. Не из-за карантина, не из-за санитарных соображений - просто так. Сообщив в последний момент: "или устраивайте общий Новый год для всей клиники в атриуме (большом вестибюле на первом этаже), или вообще не проводите". Но во-первых, за несколько дней большой праздник организовать невозможно, сейчас все артисты нарасхват. Во-вторых, в онкологическом отделении большая часть детей физически не в состоянии встать с постели и прийти посмотреть праздник. Они либо слишком слабые, либо постоянно на капельницах.

Сейчас я с головой ушла в лесопожарные дела, но в сердце я все равно остаюсь волонтером фонда "Подари жизнь". И я очень прошу - перепостите этот текст. Может быть, кто-то из руководителей Департамента здравоохранения Москвы, которому подчиняется НПЦ, прочтет и узнает, как у детей украли праздник. Для кого-то из них - самый последний и потому особенно важный.

.




DOG

Про все про это

Оригинал взят у ludmilapsyholog в Про все про это
У нас не то чтобы Солнце взошло, но черное за окном сменилось серым, так что конец света пока отложен а я надеялась отдохнуть
Последние три дня впахивала в Уфе, были длинные тренинговые дни, плюс из-за опоздания самолета совершенно сбился график сна, так что сил хватало только по полчаса вечером просмотреть новости и хоть с опозданием почистить троллей. Извините, на письма и звонки не отвечала никому, сейчас буду уже на связи.

Одно из впечатлений: группа была более 30 человек, в основном психологи, работающие с приемными семьями и в профилактике сироства. Кто-то год, кто-то два, кто-то больше. Хорошие, мотивированные, много чего уже знающие-понимающие. На второй день спрашиваю: коллеги, кто следит за ситуацией с запретом на усыновление детей американцами? Пять или шесть рук. Спрашиваю: у кого есть свое -- любое -- определенное мнение по этому вопросу? Один человек высказался.

Collapse )

Сто раз это уже писала, но оно ж никуда не девается: виктимность -- главная проблема этой страны. А не дураки и дороги. И даже не воры. Потому что именно в силу разлитой виктимности тут воры быстро становятся кровопийцами.
Все дискуссиии последних дней пронизаны виктимностью. "Американцы нас всегда не любили, они нас в грош не ставят и нашего ребенка им замучить -- только в радость". "Только американцы -- спасение для наших детей, сами мы не можем ничего, наши семьи их мучают в сто раз больше, вот такие у нас тут все уроды бездуховные". "Они нас за людей не считают" -- "Да мы сами себя за людей не считаем". Вот и поговорили.
Collapse )

Извините, длинно, много всего накопилось. За окном, пока писала, серое поголубело. Солнце за нас!


DOG

Сон разума (часть 2)

Оригинал взят у apervushin в Сон разума (часть 2)
Вчерашний мой пост о борьбе журналистки Ирины Славиной с "электрическими витамизаторами" в Нижнем Новгороде вызвал закономерную реакцию: большинство френдов ожидаемо высказалось в том духе, что "продавцы надежды" окончательно охамели, а российский суд им потакает. Но возникли о вопросы относительно того, насколько претензии к "электрическим витаминам" обоснованы. Что ж, готов представить часть материалов. Ниже я привожу экспертное заключение, которое все-таки было приобщено судом к делу.Collapse )

Читайте, изучайте, составляйте мнение.

Хотел бы еще к сказанному добавить, что дело, конечно, не в штрафе (его мы могли бы собрать, скинувшись всем Клубом научных журналистов по сотне рублей) -- дело в принципе. Если ветви российской власти будут так или иначе способствовать расцвету лженаук и торговле всякой "хренью" под видом лечебных средств, то мы и впрямь скоро докатимся до состояния нищего полумертвого африканского государства с той поправкой, что бананы у нас не растут...

Антон Первушин